RSS лента

Юрий Ф.

МИНУТА СЛАВЫ. ПОМПАЖ. Из дневника военного лётчика

Оценить эту запись
15.10.2016 в 17:40 (1203 Просмотров)
Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	88340a020544.jpg 
Просмотров:	2986 
Размер:	31.3 Кб 
ID:	74635

— Ты в армии служил?
— Нет, только на сборах...
— А я в авиации механиком четыре года. Так вот, наш старшина нас постоянно учил: не трогайте технику, она не подведёт!
Из худ. к/ф-ма «Дублёр начинает действовать»
Был в 66 апиб командиром третьей эскадрильи подполковник Б.Н. Пащенко. Этот комэск звёзд с небес не хватал, по службе продвигался, когда выбирать было не из кого, и он оставался единственным, кого можно было повысить. Авиатехнику, Инструкцию лётчику самолёта МиГ-21смт особо не изучал, считая, что знаний, которые ему когда-то дали в лётном училище по 21му, вполне хватит на всю оставшуюся жизнь. Как оказалось, особые случаи в полёте и кабину своего истребителя тоже знал не очень-то. А сие рано или поздно должно было сказаться и привести к плачевным результатам. Но пока везло, утверждая Бориса Николаевича в правильности занятой им позиции! Хотя гонору у этого подполковника было через край. Гладить его следовало только по шерсти, другое запоминал надолго и при случае старался больно укусить. Мастер он был только в одном – в натягивании жены своего подчинённого, о чём в гарнизоне знали все, кроме жены Пащенко и этого самого офицера. А чтобы здесь проблем не возникало, этого подчинённого он частенько назначал в командировку на перегонку авиатехники в ремонт, когда подходил ей ремонтироваться срок.
ТЭЧ полка работала в плановом режиме и время от времени меняла двигатели на самолётах, после чего следовало истребители облетать, подняв их в стратосферу и разогнав до сверхзвуковых скоростей. А кому облётывать? Эскадрильи старались спихнуть эту задачу на управление полка, ссылаясь на отсутствие первоклассных лётчиков. В общем, я стал чуть ли не штатным облётчиком! Знали бы вы, как мне это надоело! Мало того, что надо было в жару натягивать на себя ВКК, так и срывались полёты на себя, на подтверждение класса.
И однажды я возбух:
— Ну что это, товарищ командир, как на облёт, так управление полка, да управление полка? А чего эскадрильи свои самолёты не облётывают?
Командир ап подполковник Лейченко С.Д. счёл это благоразумным и поставил задачу облетать эскадрильский очередной борт 3 аэ. А поскольку в молодёжной эскадрильи лётчиков 1го и 2го класса было раз, два и обчёлся, то пришлось этот истребитель облётывать подполковнику Пащенко.
Для ликвидации перерывов в полёте в стратосферу я его провёз на спарке, показал, рассказал. И он полетел на облёт.
Тот, кто летал на МиГ-21, знает, что спарочка здорово отличается от боевого прежде всего воздухозаборником, системой управления конусом, которая и регулирует подачу воздуха через двигатель. Если на боевом самолёте стоит конус всережимный и его положение после уборки шасси зависит от коэффициента пи-ку (степень сжатия воздуха компрессором), то на спарке – конус трёхпозиционный: при скорости полёта с числом М<1,5 он убран, при М > (или равно) 1,5 выдвигается в первое положение, при М>1,9 – во второе! Всё! Поэтому полёт спарки на сверхзвуке несколько отличается от полёта на боевом самолёте.
Ну, так вот! Полетел этот Военный лётчик первого класса на облёт. Начал разгонять самолёт до предельного числа М и обыкновенное бурление воздушного потока в воздухозаборнике воспринял, как начало помпажа. Никому ничего не доложил, самостоятельно принял героическое решение открыть противопомпажные створки. На всякий случай. И как он потом рассказывал, через пару секунд развился такой помпаж, такой помпаж!..
— Двигатель как запомпажировал! Обороты почти сразу после открытия противопомпажных створок стали падать, а температура выходящих газов попёрла выше критической!
Вот тут подполковник испуганным голосом доложил о помпаже, получил команду с земли на выключение двигателя. И далее по командам РП снизил высоту и скорость полёта, запустил движок и был заведен на внеочередную посадку.

...Руководящий состав полка собрался в классе. Пащенко, ещё не отойдя от случившегося, подавлено рассказал, как всё было у него в воздухе. Дойдя до места, как он геройски запустил движок в полёте, немного преобразился.
Но, слушая комэску третьей аэ, я подумал, что здесь что-то не то! Ну, не может двигатель после открытия противопомпажных створок начать помпажировать ни через две, ни через любое количество секунд! Размышляя об этом, я попросил лётчика рассказать всё ещё раз, но более подробно: как определил, что начался помпаж, что делал, какие были параметры и т.д.? Оказалось, определял только по звуку, обороты не падали, ТВГ не росла – т.е. это был не помпаж, а обыкновение «бубнение» воздуха, которое совершенно безопасно и прекращается с ростом скорости полёта. А вот дальше начинались сплошные вопросы! Что произошло? Почему открытие противопомпажных створок привело к развитию настоящего помпажа? И не сразу при открытии, что следовало бы ожидать, судя по тому, как развивались события дальше, а через две секунды? Зачем помпажу «ждать» эти секунды? Какие процессы за это время происходили в канале воздухозаборника, которые потом привели к глубокому помпажу?
Тут меня осенило. И чтобы проверить свои предположения, спрашиваю:
— Борис Николаевич, вы точно открывали противопомпажные створки?
— Да! Я же говорю: после открытия створок начался бурный помпаж! Двигатель чуть не сгорел! И если бы я его не выключил...
Я не дослушал:
— Скажите, а сколько позиций у переключателя управления противопомпажными створками?
— Два! «Закрыто – Открыто»! Я хорошо помню: щёлкнул его вниз в положение «Открыто»...
— И потом?..
— И потом не сразу, секунды через две, начался помпаж! Тут что-то в двигателе! Я вам говорю!
— Мгм! Тут что-то в мозгах и ваших знаниях авиатехники и кабины! — не выдержал я. — Ну, всё ясно, товарищ командир! Дело в том, что переключатель управления противопомпажными створками – трёхпозиционный: «Автомат – Закрыто – Открыто». Но дело осложняется тем, что рядом с ним стоит переключатель управления конусом воздухозаборника. Вот он – двухпозиционный: «Автомат – Ручное»! Вместо открытия противопомпажных створок Пащенко перевёл конус на ручное управление. А поскольку задатчик ручного положения конуса изначально стоит на нуле, после такого переключения конусу ничего не оставалось делать, как убираться! Вот почему якобы после открытия противопомпажных створок начался у него помпаж через пару секунд – за это время конус полностью втянулся, открыв всё горло воздушному потоку. А на сверхзвуке столько воздуха пропустить через себя двигатель не мог. Начался настоящий помпаж с падением оборотов! А автоматика на падение оборотов реагирует увеличением подачи топлива. Ну, чтобы поддержать те обороты двигателя, которые ей установил лётчик. Поэтому обороты падают, а температура выходящих газов растёт! Вот и всё! Простейшая ситуация с бурлением воздуха и ошибочные действия лётчика привели к настоящему помпажу! А дальше для предотвращения помпажа пришлось выключать движок, уменьшать скорость, высоту и приступать к запуску. Система запуска сработала штатно, двигатель запустился. А чего не запуститься совершенно исправному двигателю?
Инженер полка подполковник Гаевский Ф.Г. посмотрел на полкача, кивнул в знак согласия и развёл руками:
— Всё логично!
Затем снял трубку и позвонил в ТЭЧ, попросил начальника проверить, в каком положении стоят переключатели управления конусом и створками на самолёте, который прибуксировали после облёта, и сорвана ли там контровка?
Командир полка горько усмехнулся. Комэск третьей сидел бледный, как мел – это был громадный удар по его непомерному самолюбию. Он посчитал, что ему надо что-то исправлять и бахнул:
— Я ничего такого не говорил! Конечно, переключатель управления створками трёхпозиционный! Я просто забыл!
Ожидаемая им реакция присутствующих, в том числе командира полка:
— Молодец! Вот теперь правильно отвечаешь!
И все засмеются, довольные сообразительностью подполковника.
Вместо этого командир полка выкрикнул:
— Пащенко! Технику надо изучать, теорию реактивных двигателей знать! В кабине тренажи проходить, не зависимо от должности, звания, классной квалификации и опыта лётной работы!
Комэска третьей аэ сидел, как об*сранный (впрочем, почему, как?), и только скрипел зубами от бессилия отомстить командиру ап. То, что слова были справедливыми и вполне заслуженными, об этом он не думал. Главное – что он никакой не «великолепный лётчик», каким он себя видел сам и преподносил другим, узнали теперь другие офицеры полка! И это было невыносимее всего!
Позвонил начальник ТЭЧ и доложил, что в кабине помпажировавшего в воздухе самолёта переключатель управления конусом стоит в положении «Ручное», а переключатель управления противопомпажными створками законтрен в положении «Автомат». То есть лётчик к нему даже не прикасался! Что и требовалось доказать!
— М*дак! — гневно сверкнул глазами полкач. — А теперь из-за тебя, дурака, двигатель надо будет снимать и на переборку на завод отправлять! Чтобы на полк пятно не легло!
Встал и пошёл из класса.
Мне, как водится, тоже досталось! При выходе командир буркнул:
— И на х*ра я тебя послушал! И спланировали на облёт этого прип*зденного...
Переборка двигателя стоила в то время более 100.000 рублей. Это не считая транспортировки движка по железной дороге из ЛенВО до Одессы под охраной в отдельном вагоне, как их положено было перевозить!
Для сравнения скажу: самый престижный в СССР автомобиль «Волга» в то время стоил 5.500 рублей!
Потом инженер полка Гаевский Феликс Георгиевич уговаривал командира оформить предпосылку на подполковника Пащенко, не менять движок на истребителе, а просто послать на повторный облёт меня.
— Всё там нормально! Да помпажей на Р-11ф2с-300 нет с начала поступления их в строевые части! Двигатели надёжные! Командир, надо наказать этого размандяя!
Командир полка же посчитал, что для 66 апиб (и государства) потерять более 100.000 рублей будет лучше, чем доложить, что Военный лётчик первого класса, командир эскадрильи, подполковник Пащенко – м*дило, который плохо знает не только теорию и авиатехнику, но и кабину своего истребителя! И готовить на него документы на снижение в должности и понижения в классной квалификации! Да и за подготовку комэски к полёту отвечает комполка! И получается, что именно он не доглядел и выпустил в полёт неподготовленного комэску! А тут ещё полкач ждал вот-вот нового назначения в Москву в Службу безопасности полётов ВВС! Как ни крути, лучше, чтобы всё было тихо!
В общем, сработали личные мотивы, которые, как известно, выше государственных! Наверх доложили, что двигатель оказался дефектный, действительно случился помпаж, а лётчик действовал грамотно и, можно сказать, почти героически. Командующий ВА своим приказом наградил Бориса Николаевича именным подарком. Героев ведь надо поощрять!
На очередном торжественном собрании гарнизона по случаю очередной какой-то годовщины командир полка со сцены кратко рассказал, как героически подполковник Пащенко справлялся с особым случаем в полёте, когда при облёте нового двигателя вдруг бурно начала расти температура выходящих газов на выходе и падать обороты, и как пришлось лётчику, спасая истребитель, выключать силовую установку, а затем запускать её, и что за это командующий наградил комэску третьей аэ ценным подарком.
Женская половина зала встретила этот рассказ рукоплесканиями, лётчики жидко поаплодировали, инженерно-технический состав смотрел на это награждение с презрительными ухмылками...

» Вдогонку:

— Мозгов нет! Всё гормонами заросло!
Из худ. сериала «Школа»
<<•><><•>>

— Холмс, у вашей безнравственности совсем нет границ?
Из америк. худ. к/ф-ма «Шерлок Холмс»
<<•><><•>>

— Это чудесное ощущение – понимать, что всё уже позади: вся глупость, злость и мучения.
Из америк. худ. сериала «Калифрения»

Комментарии